Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
16:30 

О погоде.

Полжизни уже ничего не писал. А теперь понял, что нужно. Не знаю пока о чем, но написать надо. У вас такое было? Это, наверное, от страха. Нам страшно начать заниматься чем-то действительно важным и полезным. Ведь тогда станет ясно, что мы ни на что не годны. Легче прикинуться творческим человеком. В этом случае можно намотать на шею мерзкий цветной шарф, ходить в одних трусах и пить шампанское через трубочку. А на все вопросы отвечать «идите нахуй, я так вижу». Ведь в современном искусстве стало действительно тяжело разбираться. Смотришь на картину, на ней красное пятно, тебе говорят, что она стоит десять тысяч долларов, и ты понимаешь, что в прошлую пятницу, когда тебя рвало красным вином, ты мог неплохо подзаработать. Стало страшно говорить об искусстве. Меня спрашивают: «Как тебе книга?», я отвечаю: «Чушь какая-то. Там двести страниц мужик кидался говном и пил свою мочу». В ответ получаешь один из этих надменных звуков, когда кажется, что человек пердит, но только через рот. «Ты ничего не понял. Это же метафора». И так везде. Раньше я мог посмотреть фильм, и было понятно, плохой он или хороший. А теперь балом правят метафоры.
- Тебе понравился фильм?
- Да, он потрясный. Я даже не ожидал, что он будет таким потрясным. Чувак посмотри обязательно.
- А о чем он?
- Ты знаешь, я не до конца понял. Потом в «Википедии» прочитаю, но я чувствую, что он потрясный. Обязательно посмотри.
Когда все стало таким сложным?
Мы стали никчемными. Мы ничего не умеем. Я смотрю на своего отца. И я понимаю, что если в доме что-нибудь сломается, этот человек пойдет и все починит. Первое, что в этой ситуации сделаю я: напишу об этом в статусе с грустным смайликом. А потом найму за деньги настоящего мужчину, который все сделает за меня.
И мы боимся пойти, и стать кем-то. Ведь тогда появится ответственность. А зачем мне ответственность, если я хочу пить мартини и ходить в белых штанах? Многие разучились работать. Зато научились притворяться. Ведь раньше работали как ? Чтобы что-то сделать, а потом гордиться результатом. А теперь все работают, чтобы встречаться по вечерам и спорить кто сильнее ненавидит свою работу. Любить то, что ты делаешь уже как-то не принято. В глазах окружающих – это выглядит так, будто ты спишь с собственной сестрой. Они тебе завидуют и осуждают одновременно. Нам страшно найти любимое дело. Мы давно живем по инерции, периодически сталкиваясь друг с другом, и снова разлетаясь в разные стороны. Мы боимся получать от жизни удовольствие.
Счастливым стало быть не интересно. Счастливые люди всех раздражают.
- Чего ты сидишь тут один с бутылкой коньяка? Пошли, развлечемся!
- Отстань, я хочу побыть один.
- Да ладно тебе. Хватить грустить, пошли веселиться.
- Господи, да дай мне побыть немного несчастным. Я всю неделю представлял, как в пятницу буду сидеть у окна, пить коньяк, курить сигареты, и думать о чем-нибудь грустном. Например, о мертвых котятах. А тут ты со своим счастьем привязался. Прекрати, ты всех раздражаешь.
А Вы курите? Я да. Лет с двенадцати. Курить тоже ведь надо правильно. Каждая сигарета должна быть плевком в сторону рака. Раз уж взялся курить, имей смелость сдохнуть молодым, черт возьми. А у меня не получается. Я пытаюсь бросить по нескольку раз в час, читаю всякие медицинские статьи. Короче занимаюсь всякими глупостями. Просто я слабый. Да, я не могу избавиться от вредных привычек. Зачем избавляться от того, что любишь всем сердцем.
А еще трудно терпеть снисходительные взгляды от тех, кто занимается тем, что поднимает разные предметы, или дерутся без причины на своих матах, но при этом не прочитали ни одной книжки за всю жизнь.
- Сегодня я поднял более тяжелый предмет, чем вчера.
- Ты крутой.
А потом они собираются вместе и начинают говорить о машинах. Что это за ритуал такой? Это же коробка с колесами. Зачем говорить о них больше пяти минут? Они долго копят, покупают одну из них, и очень этому радуются. Чему? Тому, что шансы умереть заметно возросли?
Смерть вообще меня пугает. Мне кажется умирать – это не правильно. По крайней мере, для меня. Вы знаете, умирать не в моем стиле. Я бы лучше предпочел убивать. Это наверняка веселей.
Исчезнуть – это ведь так страшно. Ты родился, стал выше и умер. И «Википедия» о тебе даже не узнала. Этого не должно быть. Люди, увидев мою фотографию, должны говорить что-то в роде «Смотри, это же тот парень, который молодец». На мои похороны должна приехать английская королева.
А еще эти вегетарианцы. Едят свои овощи и ходят таки довольные. «Посмотрите, на здоровый цвет моей кожи». Зато я вечером пожру нормальной, вкусной еды. И если на меня нападет корова, я смогу себя защитить. Просто возьму вилку и покажу ей кто здесь вершина пищевой цепи.
Вокруг становится слишком много тех, кто в отличие от меня, знает, что для меня лучше на самом деле. И они говорят действительно правильные вещи. У них есть раздражающее свойство всегда быть правыми.
Но я знаю и другое. Когда я допиваю третий литр вина, и докуриваю тридцатую за день сигарету, я понимаю, что это, блять, превосходно. Я в гребанном раю.
И все начинается по новой. Каждый раз.

URL
Комментарии
2012-08-09 в 05:22 

Jim Bananan
привет меня зовут ... здесь меня звали Jim. я живу в деревне и ношу навоз по огороду. я горжусь этим. но я все равно идин из них. один из тех о ком ты пишешь.

p.s. ты крут. особенно этот пост можно рвать на цитаты. и вообще такое впечатление что я только что с тобой пил. пил а не был.

   

1p1k

главная